Архив рубрики: Kurt Vonnegut

Моя главная книга: флешмоб от Министерства науки и образования

Редко участвую во флешмобах, но #МояГлавнаяКнига прекрасен тем, что позволяет зараз поделиться аж тремя книгами. Я полистала посты участников, некоторые написали больше, поэтому в 3-м пункте я тоже дала себе волю.

1.Лао Цзы, «Дао дэ цзин». Возможно, вы удивитесь, но труд Лао Цзы во многом удачно дополняет и поясняет Библию. Кроме того, это прекрасное вводное пособие для бизнесменов и разных публичных личностей. Можно составлять списки «мотивирующих» книг, а можно сделать «Дао дэ цзин» настольной книгой. Отдавая дань специальности (эпоха Возрождения), я стараюсь идти «назад к истокам», поэтому выбрала второе.

2.Уильям Сомерсет Моэм, «Театр». Моэм давно вошёл в число любимых авторов, но самым дорогим сердцу остается роман «Театр». Вначале я посмотрела экранизацию с Вией Артмане, а после читала его и на русском, и на английском. Терпеть не могу, когда сюжет описывают в духе «актриса-переживает-кризис-среднего-возраста». Потому ли, что я тоже Джулия, или потому, что живу литературой так же, как мисс Лэмберт — театром, но снова и снова убеждаюсь в том, что «мир — театр», тогда как искусство и есть настоящая жизнь. «Так Джулия своим умом дошла до платоновской теории идей». «Знаете, какие разные бывают вкусы?! Говорят, мисс Сара Сиддонс очень любила отбивные котлеты. Я в этом на нее совсем не похожа: я обожаю бифштекс!»

3.Эрнест Хемингуэй, «Прощай, оружие!» / Курт Воннегут, «Бойня номер 5, или Крестовый поход детей» / Борис Васильев, «В списках не значился». Думаю, те из вас, кто читал все три произведения, понимают, почему они объединены под третьим пунктом. Творчество Хэмингуэя я знаю весьма прилично, однако «Прощай, оружие!» прочла года 3 или 4 назад. «Бойню номер 5» я читала залпом в Петербурге в 2000 году, я только открывала для себя Воннегута, но вместе с этим романом мне открылась и «западная» литература о Второй Мировой войне. Наконец, мой студент, обсуждая на английском тему героизма, сказал, что для него героем стал Коля Плужников из повести Васильева, и я в тот же день её перечитала. Для меня все три произведения, вроде бы не похожие друг на друга, объединяют две темы: абсурдность войны и её безжалостная беспощадность. И если Васильев и Хэмингуэй, запечатлевают волю к жизни главных героев, история которых от этого лишь трагичнее, то Воннегут, которому чудом повезло не погибнуть от родной американской бомбы во время налёта на Дрезден весной 1945, пишет о нелепости войны, абсурдности мщения, которое уносит жизни именно тех, кого надлежало спасти. Все герои, так или иначе, выходят на свет: один из крепости, другой из госпиталя, третий — из скотобойни. Они пережили смерть, но что им осталось от жизни?