Опыт кино: «Двое в городе»

И я все-таки расскажу, когда я вот так в первый раз сопереживала фильму. Это был 1994 год, я еще училась в школе, и поздно вечером по телевизору показывали фильм «Двое в городе». Кто такой Ален Делон, я уже хорошо знала, поэтому села смотреть. И на моей памяти это был первый фильм, который я смотрела, ни на секунду не отойдя от экрана. К концу картины я была окончательно раздавлена: экран я видела сквозь пелену слез. Когда над фильмами плакали мои мама и бабушка ( моя мама особенно сентиментальна), я их никогда не могла понять. А над этим фильмом я рыдала не только во время просмотра, но и весь остаток ночи.

Казалось бы, эта история наверняка выдуманная, и с чего бы тринадцатилетней девчонке в Москве печалиться о том, что произошло в Париже когда-то в 60х? И даже если эта история действительно произошла, что я смогла бы теперь сделать? Ведь смертную казнь во Франции тогда уже отменили.

Вот в этом и заключается сила искусства, в данном случае — искусства кино. Оно побуждает вас к сопереживанию, к действию. Вспоминая об этом сейчас, я даже не знаю, что меня больше расстроило: сама история или мое бессилие? В любом случае, мне уже тогда было ясно, что эта история могла (или может) произойти в другой стране в другое время, а значит, я не могу делать вид, будто таких историй не бывает. После ночи слез я пошла в школу, едва выспавшись. Но этот фильм открыл во мне что-то, и я не хочу до конца осознавать, что это было. Оно не исчезло, и именно поэтому так многие фильмы сегодня меня мало трогают. Как и со всяким сильным, глубоким переживанием, оно ставит планку, ниже которой все кажется блеклым. «Нужно быть терпимее», скажут мне. Увы, это невозможно.

«Когда вы познаете, когда вы полюбите, вы будете страдать еще больше. День рождается в слезах» (В. Гюго, «Отверженные»).

Добавить комментарий